Назвали улицу Полесской...


Назвали улицу Полесской...

Вот уже 22-й год, как Елена Григорьевна живет в Сумах. Улицы, на которой стоит его дом, раньше не было - построили, когда произошел взрыв на ЧАЭС, и возникла необходимость куда переселить людей. В Сумах переселенцев из 30-километровой зоны принял пригород - Ганновка и Веретеновка. Постепенно там выросло около двухсот небольших коттеджей «чернобыльцам». Кто приехал первым, вселился в уже готовое жилье, другим построиться «с колес» помогло государство.

4.jpg

Елена Вдовенко живет на Веретеновке, она тут председатель квартального комитета. Над ее домом развевается желто-голубой флаг. Ходит квартальная с двумя палками, как правило - не дальше собственного двора. Вот уже 7 лет, как ликвидатору первой категории «присвоили» еще и первую группу инвалидности.

- А все из-за Чернобыля, - вздыхает Елена Григорьевна. - Забрал, проклятый, последнее здоровье...

Улица, на которой она поселилась, называется Виноградной. Даже осенью видно, что и название полностью соответствует ситуации: небольшие домики буквально оплетенные виноградной лозой, со всех сторон окружены плодовыми кустами и деревьями. Переселенцы за два десятилетия изменили всю Веретеновка: теперь и в других ее местах растут молодые сады и виноградники, на которые раньше в Сумах такой «моды» не было.

В аварии на ЧАЭС Елена Вдовенко жила в поселке Полесское Киевской области. Кроме нее, в Сумы оттуда переехало немало людей. На Веретеновке одну из «чернобыльских» улиц так и назвали: Полесская. Теперь таблички на домах ежедневно напоминают людям о малой родине, откуда прогнал «мирный атом».

Елена Григорьевна достает из стола карту Веретеновка. Она сделала ее сама - нашла выход, как компенсировать ограниченную мобильность. Показывает улицы и переулки, где живут чернобыльцы.

- Вот здесь два десятилетия назад было поле, - говорит Елена Григорьевна. - У меня сын вертолетчик, то он иногда прилетал из Кременчуга и там садился.

Чаще всего, с чем обращаются к ней земляки - это просьба выдать какую-то справку. Председатель квартального комитета имеет печать, которой заверяет документ. Ей не трудно, а людям удобно, потому что лучше обратиться к соседке, чем потратить несколько часов на визит в чиновного кабинета.

- Ваши земляки по 30-километровой зоне, с которыми переселялись в Сумы, сейчас живы-здоровы?

Лицо Елены Григорьевны сразу мрачнеет.

- Возьмем только улицу Виноградную, - говорит она. - 42-й номер - умерли и муж, и жена. 44-й - ушли в мир иной человек, женщина и их сын, все чернобыльцы. 48-й - родители умерли, а дети уже и дом продали. 52-й дом - это мой, в 56-м человек умер, в 58-м - также в 60-м умерли мать с сыном, в 62-м живет ликвидатор - инвалид первой группы, а в 64-м жил ликвидатор, с которым мы когда-то вместе работали на Киевщине. Он также умер ... Думаю, для вас хватит, чтобы полностью представить картину. Но основная проблема все-таки не это, а чтобы в Украине мир был, потому что многим из нас, когда сюда переезжали, было уже по 50, а сейчас на Донбассе погибают совсем юные. Мы им, как можем, помогаем. Вы обязательно назовите в газете: наш сосед, Ваня Дорошенко, он хоть и не чернобылец, а уже дважды на своем автомобиле ездил в зону АТО. Мы все ему передавали для бойцов, кто что мог: овощи, консервацию, теплые вещи ...

- Не жалеете, что почти 22 года назад переехали в Сумы? Ведь сотни людей, которых почему-то называют самоселами, до сих пор живут в 30-километровой зоне, никуда оттуда не выезжая?

- Больше, за что мне и обидно, и стыдно - что в Украине набралось немало людей, в Чернобыль и на пушечный выстрел не подходили, но добыли справки, пользуются незаслуженными привилегиями и льготами, да еще и над нами смеются, - отвечает Елена Григорьевна .

По словам начальника отдела Департамента социальной защиты населения облгосадминистрации Людмилы Капленко, на Сумщине сегодня более 15000 «чернобыльцев». Кроме них, в области 80 «ядерщиков» - так называют людей, которые нахватались радиации не в Чернобыле, а в Семипалатинске и других местах, где испытывали ядерные боезаряды или экспериментировали над «мирным атомом». 8,5 тысячи человек имеют статус переселенцев из зоны радиоактивного загрязнения. Среди последних немало местных жителей, потому что некоторые села двух районов Сумщины, Ямпольского и Шосткинского, пострадавших от аварии на ЧАЭС.

- Острая проблема для этих людей - здоровье, медицинское обеспечение, - считает Людмила Григорьевна Кроме средств, предусмотренных Государственным бюджетом, наши «чернобыльцы» имеют серьезную финансовую поддержку от областного совета. Благодаря этому по такому показателю, как обеспечение льготным рецептам, Сумщина вышла на второе место в государстве. Конечно, мы понимаем, что это достижение нас утешать не может ...


 

AlfaSystems massmedia K3FN2SA